Комментарии и интервью

Посланные в ЭПЖ

Два года назад в России началась опытно-промышленная эксплуатация электронного промыслового журнала (ЭПЖ) – компьютерной программы, которая должна заменить привычные промжурналы. Что в итоге? Внедрением ЭПЖ занимаются Федеральное агентство по рыболовству (ФАР) и его подведомственная организация – Центр системы мониторинга рыболовства и связи (ЦСМС). Без проблем, конечно, не обойдется. У рыбаков хватает вопросов и замечаний по поводу и самой программы, и ее эксплуатации.

Наша газета готова предоставить слово всем, кто хочет высказать свое мнение на эту тему. А начнем мы с истории. Наш собеседник – доктор технических наук Игорь Проценко, который еще в 1990-х принимал участие в разработке цифровых технологий для рыбной отрасли.

– Игорь Григорьевич, когда вы впервые профессионально занялись вопросом разработки ЭПЖ? Почему в то время эта технология не получила развития?

– Еще в 1994 году были сформулированы цель и задачи внедрения технологии электронного промыслового журнала. Тогда я направлял на конференцию доклад с описанием этой технологии, затем публиковал результаты отдельных этапов разработки ЭПЖ. А в 1996 году была создана первая программа, реализующая технологию ЭПЖ. Ее испытали в рейсе на краболове СРТМ-К «Агинский», потом она внедрялась на другие краболовы. Хорошим решением было начать поэтапное внедрение ЭПЖ именно с высокодоходного (крабового) промысла. Но потом процесс приостановился, так как была поставлена другая, более масштабная задача: в 1998–1999 годах мы работали над постановлением правительства о вводе в действие отраслевой системы мониторинга. Да и технология ЭПЖ при реализации в то время оказалась дороговатой.

С тех пор прошло много времени, но в силу каких-то странных обстоятельств представление о технологии ЭПЖ мало соответствует той задаче, ради которой эта технология создавалась.

– Для чего же она создавалась?

– Цель создания ЭПЖ – автоматизация и защита от фальсификации судовой отчетности. Достигается эта цель через решение набора задач, список которых можно расширять. Главная задача сформулирована в самом названии технологии ЭПЖ – это компьютеризация промыслового журнала, неотъемлемой части судовой отчетности. Напомню, что в 1970–1990-х помимо судового суточного донесения (ССД) существовала отчетность в виде так называемой 7-й серии – это пооперационный вылов. Наука достаточно эффективно использовала эту отчетность при оценке запасов и для прогнозов состояния популяций рыб. С распадом СССР эта отчетность «заглохла». В 1993 году ССД стали восстанавливать через систему «Рыболовство», но 7-ю серию не восстановили из-за трудоемкости ее составления, дорогой радиосвязи и низкого качества самих данных о промысловых операциях (в силу ряда причин данные об операциях зачастую были искажены или случайно, или преднамеренно). А науке эта информация была необходима, да и для контроля работы судна она тоже очень нужна.

Вот и была предложена технология ЭПЖ. Решение главной задачи достигалось за счет сопряжения ЭПЖ с GPS, сохранения в компьютере детальной (поминутной) траектории движения судна, времени ввода данных о начале, окончании, результатах промысловой операции, записи этих данных в виде «цепочки».

Кроме этого, решалась задача компьютеризации технологического и судового журналов, формирования и передачи на берег ССД, сбора данных с температурных датчиков трюмов, метеоданных и прочего.

– Разве не к этому стремятся ФАР и ЦСМС?

– Чтобы увидеть их уровень понимания ЭПЖ, достаточно открыть сайт ЦСМС. Судя по информации, изложенной на этом сайте, смысл электронного промыслового журнала – то в заполнении судовых суточных донесений, то в передаче промысловых операций в виде ССД, полная путаница.

– Насколько далеко ушли за 20 лет средства разработки программного обеспечения ЭПЖ?

– По сравнению с 1990-ми возможностей стало гораздо больше. Программы можно разрабатывать и для стандартных компьютеров, и для планшетов, и для смартфонов. Для сенсорных экранов есть специальные средства разработки. Мои студенты уже с десяток дипломов на эту тему защитили и написали много разных программ. Выбор очень большой. Нужно только не смешить людей и не разрабатывать ЭПЖ средствами, предназначенными для других целей: «1С: бухгалтерия», Oracle, Adobe...

– А что касается технологий, которые необходимы для использования ЭПЖ? Сильно ли они изменились с 1990-х?

– В средствах реализации технологии ЭПЖ изменилось все.

Начнем с того, что ЭПЖ базируется на спутниковом позиционировании. В 1990-х в наличии были только спутники GPS с заниженной точностью и низкоорбитальные спутники NOAA с системой «Аргос» с низкой точностью местоопределения. Теперь набор средств определения местоположения судов гораздо шире: введена в действие российская Глобальная навигационная спутниковая система (ГЛОНАСС), повысилась точность GPS. К сожалению, на рыболовецком флоте больше не используется французская система «Аргос». Хотя, на мой взгляд, сегодняшний «Аргос» – лучшая модель мониторинга.

Во-вторых, морская связь. В 1990-х у нас в наличии были радиосвязь, ключ (передача кодом Морзе), двусторонний буквопечатающий обмен. «Инмарсат-С», который мы тогда начали использовать, был медленным. Передавать достаточно большой объем данных электронного промжурнала на берег было дороговато, поэтому базы данных ЭПЖ сдавали на дискете по окончании рейса. Сейчас эту информацию при необходимости можно передавать в режиме реального времени. Наличие интернета на борту судна уже не является чем-то фантастическим.

В-третьих, компьютеры. Здесь расстояние от 1990-х до сегодняшнего дня как до Луны. Программу ЭПЖ на «Агинском» внедряли на компьютере с памятью 3,5 мегабайта – это меньше, чем сегодня «весит» одна фотография. Хотя все работало, были записаны данные позиционирования через каждую минуту и судовые суточные полного рейса. Сегодня только в сотовом телефоне памяти и быстродействия в тысячу раз больше! Еще более удобными стали компьютеры с сенсорными экранами.

– Эффективность программы зависит и от подходов к ее разработке. В нашей стране эти подходы определяет государство, которое является заказчиком данных разработок. Какие перемены произошли на этом, политическом уровне?

– Перемены есть, но не в лучшую сторону. В 1990-х я сам занимался созданием, внедрением технологии ЭПЖ и одновременно разработкой программы для реализации этой технологии. Нормативные положения и по промысловой отчетности, и по спутниковому позиционированию, и по ЭПЖ разрабатывались за счет Госкомрыболовства (теперь Федерального агентства по рыболовству). А вот программное обеспечение я написал по собственной инициативе. Дело написания таких программ – не государево!

Есть масса фирм и специалистов, способных это сделать и уже сделавших! КБ «Вектор» из Таганрога, программисты Океанрыбфлота на Камчатке, мои студенты и аспиранты, наконец. Нужно только сформулировать требования к этим программам – вот задача ФАР. Пусть рыбаки, исходя из этих требований, сами разрабатывают программы или покупают готовые программные продукты, которые им удобны.

Мы ведь в 1993 и 1996 годах не заставляли никого покупать программы за сто тысяч. Мы разработали требования к промысловой отчетности, выпустили приказ № 185 о порядке и механизме представления этой отчетности, после чего информационная система «Рыболовство» заработала! Также поступили и в 1999 году: разработали и сформулировали требования к спутниковому позиционированию – и заработала отраслевая система мониторинга! А что сделано за последние 15 лет? Отменен приказ № 185?

Специалисты ЦСМС, финансируемые Федеральным агентством по рыболовству, вместо разработки нормативных требований к программам ЭПЖ строчат варианты этой программы на «1C», «обкатывают» на десятках судов за счет налогоплательщиков и мечтают продать эту чушь судовладельцам.

5 лет тому назад тогдашний руководитель ЦСМС уже докладывал, что ЭПЖ вот-вот покроет океанские просторы. Потом тишина. Потом опять 3 года испытаний! Недешево это, однако. Вот как, к сожалению, выглядит технология разработки ЭПЖ сегодня.

– Но все-таки речь идет о контроле за использованием федерального ресурса. Разве правильно отдавать это на откуп бизнесу?

– А правильно, что ЦСМС, отвечая за функционирование отраслевой системы мониторинга, выдавая акты соответствия на судовое оборудование, одновременно предлагает судовладельцам электронные промжурналы по сходной цене?

Представьте такую ситуацию. Судовладелец обращается в ЦСМС за актом соответствия, от которого зависит его дальнейший промысел. А там ему заодно предлагают подписать договор на сопровождение ЭПЖ в рамках самых дорогих пакетов «Премиум» или «Расширенный». Сможет ли он отказаться от этой услуги?

У рыбацких предприятий есть свои ассоциации и союзы работодателей. Вот механизм взаимодействия с государственными органами управления. Вы нам – требования и «нормативку», мы вам – программно-техническую реализацию. Сейчас в Союзе рыбопромышленников и предпринимателей Камчатки работают те, кто внедрял систему мониторинга в Дальневосточном бассейне, – Сергей Тимошенко и Евгений Кабанов. Они стояли у истоков восстановления системы «Рыболовство», внедрения первого ЭПЖ. Если они один раз это сделали, то сделают и сейчас.

А на что направлены усилия ЦСМС? На многовариантную продажу своего, разработанного за счет федерального ресурса, изделия. При этом у него неплохо идет бизнес и на программах, которые разрабатывал не ЦСМС. Например, собираются деньги по договорам на информационное обслуживание. А в чем его суть? Промышленнику возвращают им же представленные отчеты, но в обработанной форме. Так центры мониторинга обязаны информировать судовладельца и капитана, в каком виде их отчеты приняты, не были ли искажены при передаче, не потерялись ли всуе. Кроме того, алгоритм, специально придуманный одним из энтузиастов разработки судовых суточных донесений, автоматически проверяет ССД на ошибки. Никакого отношения к этому алгоритму ЦСМС не имеет. Так за что деньги собираются?

– Вы скептически отозвались о разработке ЭПЖ на базе программы «1С». ФАР утверждает, что это решение принято в интересах рыбаков, так как оно позволяет интегрировать промысловый журнал с бухгалтерскими программами.

– С бухгалтерскими программами бухгалтеры работают. Вы на БАТМ, СРТМ и РС бухгалтеров посадите? Разработчики «1С» удивились бы, если бы им сказали, что электронный промысловый журнал основан на их платформе ради интеграции его данных в бухгалтерскую отчетность (на берегу!). У платформы что, нет шлюзов?

– Исключена ли возможность подделки данных в ЭПЖ? Ведь научились же некоторые компании фальсифицировать координаты судов в отраслевой системе мониторинга.

– Если речь идет о таком показателе, как позиция судна (дата, время, широта, долгота, курс, скорость), то подделать эти данные можно было и в 2000 году, можно и сейчас. Несомненно, применение ЭПЖ дает возможность дополнительной защиты от фальсификации показателей местоположения судна, но средства обнаружения этой фальсификации должны развиваться и быть убедительными.

В первые 5 лет существования отраслевой системы мониторинга нам удавалось справляться с этой проблемой. Нарушения вскрывались, капитаны судов несли заслуженное наказание. Особенно защищенными в этом плане были последние модели датчиков «Аргос» с GPS и доплеровскими координатами. По мнению специалистов по радиосвязи, с которыми я общаюсь, сейчас ситуация с подделками хуже.

Я не знаю, как сегодня решается вопрос защиты в других программах ЭПЖ, но у меня была технология защиты, напоминающая чем-то блокчейн, но не на современных методах хэширования, а на простом шифровании (думаю, для условий судна этого достаточно).

– Электронный промжурнал предназначен не только для флота, но и для берегового лова. Какие здесь есть нюансы, которые необходимо учесть?

– Сегодня вводить ЭПЖ на рыбопромысловых участках нужно только в районах, охваченных сотовой связью, делать программное обеспечение на смартфонах и планшетах. У моих студентов такие разработки есть. Эти разработки выполнены на высоком уровне, так как их авторы по моему совету поработали в рыбоохране общественниками и на путине у промышленников.

Я, будучи доктором наук, прежде чем внедрять ЭПЖ, сам пошел в море, где в 7–8 баллов в условиях 5-метровых волн нажимал на кнопки компьютера, чтобы понять, каково это. Я бы предложил менеджерам ЦСМС сначала отработать путину-другую, а потом уже приступать к проблеме отчетности.

Кирилл МАРЕНИН

P. S. Завершив интервью, мы договорились в следующий раз обсудить систему электронной сертификации товаров «Меркурий».

Справка

Игорь Проценко в 1982 году получил ученую степень кандидата физико-математических наук по специальности «Океанология».

В 1984 году начал научную и практическую работу по проблемам информатизации рыбной отрасли и мониторинга рыболовства.

В 1995 году защитил докторскую диссертацию (доктор технических наук по специальности «Промышленное рыболовство»). Получил звание старшего научного сотрудника по экономике.

В 2008 году ему присвоено ученое звание профессора по кафедре информационных систем.

Научные работы Игоря Проценко стали основой отраслевой информационной системы мониторинга рыболовства. Поэтому по заданию председателя Госкомрыболовства в 1999 году он выехал на Камчатку, чтобы занять должность заместителя директора по науке ФГУП «Камчатский центр связи и мониторинга». Создание, ввод в действие и работа этого центра велись под его руководством.

Сейчас Игорь Проценко преподает в КамчатГТУ и Российском университете кооперации.

Дата публикации: 
08.08.2018