Комментарии и интервью

Сергей Рябченко: Рыбной отрасли региона нужна стратегия

Рыбное хозяйство Хабаровского края работает с ростом показателей, предприятия вкладываются в инвестиционные проекты. Но во многом развитие происходит не благодаря, а вопреки внешним условиям, считает президент Ассоциации предприятий рыбной отрасли региона (АПРОХК) Сергей Рябченко. Что мешает работе и почему рыбохозяйственному комплексу необходима стратегия, руководитель объединения рассказал в интервью журналу «Fishnews – Новости рыболовства».

– Сергей Михайлович, в регионе стартовала лососевая путина. Первой открылась добыча в подзоне Приморье, но там объемы для вылова совсем скромные. Какой в целом прогноз по лососям для края?

– Надо отметить, что самая напряженная ситуация после 2016 года складывается в подзоне Приморье – это Советско-Гаванский, Ванинский районы. И в горбушовые годы там нет объемов. Поэтому в этой подзоне нужны какие-то превентивные чрезвычайные меры.

В принципе все нацелено на то, чтобы передать объемы для традиционного рыболовства. Но мы – и наша ассоциация, и Хабаровский Крайрыбакколхозсоюз – предложили полностью закрыть для всех видов рыболовства бассейн реки Тумнин. Такие меры важны, так как это основной нерестовый ареал лосося. Даже в самые тяжелые и неблагоприятные для ресурса годы бассейн работал, по крайней мере добыча была разрешена для физических лиц – представителей коренных малочисленных народов Севера. Но если кто-то присутствует на воде, мы понимаем, что возможен и браконьерский промысел. Поэтому бассейн реки Тумнин в этом году закрывается, никого там быть не должно.

Что касается Амура, то хочу сразу сказать, что последний вариант стратегии организации промысла на 2021 год существенно отличается от материалов, подготовленных к заседанию Дальневосточного научно-промыслового совета.

Ограничения, которые предусмотрены на лососевую путину нынешнего года проектом приказа Минсельхоза России, касаются в основном устьевой части Амура. Сам документ, вероятно, выйдет где-то в начале июля.

По осенней кете прогнозируется вылов порядка 13 тыс. тонн – это самый маленький показатель за последние 12 лет работы.

Я не хочу комментировать, почему правила на путину были кардинально изменены. Региональные власти направили предложения – Федеральное агентство по рыболовству и наука их поддержали. Посмотрим, к каким результатам такие решения приведут.

Единственное, что меня беспокоит, – это будущее поколение кеты нынешнего года. Если смотреть динамику подходов рыбы, то видим: в 2013 году был сильнейший паводок, а в 2017-м наблюдался минимальный объем добычи после богатых на уловы 2015 и 2016 годов.

Скат малька в 2018 году был наименьший, поэтому, я думаю, рыба не вернется даже в тех объемах, что прогнозирует наука. Учитывая, что вектор стратегии на путину изменился, боюсь, что и 2025 год по осенней кете будет провальным.

Предусматривается установление проходных дней для заездков, закидных неводов и плавных сетей. Работу последних в этом году решили оставить.

Конечно, мы надеемся на северные районы края. Там наблюдается существенная прибавка по ресурсу. В прошлом году уловы оказались лучшими за последние семь лет.

Прогноз по вылову горбуши в Северо-Охотоморской подзоне – около 6 тыс. тонн горбуши и более 16 тыс. тонн кеты. Это хороший старт. Надеемся, если будут хорошие подходы рыбы, наука будет корректировать рекомендованные объемы добычи.

Всего по краю ожидается вылов 37 тыс. тонн тихоокеанских лососей и 2 тыс. тонн гольцов, то есть стартуем с 39 тыс. тонн. Надеемся, что за счет северных районов удастся увеличить эту цифру. Думаю, и доступная рыба будет из этих районов.

Конечно, Амур беспокоит. Хорошо, что удалось сохранить запрет на вылов летних лососей Амура – горбуши и летней кеты для всех видов рыболовства. Оставлен только научный лов. Это очень правильно. Повторю: если кто-то может оставаться на реке, это создает условия для незаконного промысла.

– Вы упомянули, что ресурсы перераспределяются в пользу северных районов. А готова ли отрасль в этих местах принимать такие объемы лосося?

– Безусловно, готова. Уже анализировали этот вопрос – мощностей там с избытком, процентов на 50 они недозагружаются. Так что проблем не возникнет, предприятия в северных районах готовы и освоить, и переработать большие объемы лосося.

– Руководство края некоторое время назад поручило подготовить стратегию развития рыбохозяйственного комплекса на ближайшие 10-15 лет. Ваша ассоциация выступала за разработку такого документа, отмечая, что он обрисует понятную перспективу для пользователей водных биоресурсов. Как продвигается подготовка? Направляла ли АПРОХК свои предложения?

– Да, региональные власти заверяли, что стратегия развития рыбохозяйственного комплекса будет принята. Наше объединение подготовило и направило свои предложения. Мы считаем важным отразить в документе вопросы восстановления ресурсов Татарского пролива, развитие прибрежного рыболовства, вопросы аквакультуры и воспроизводства водных биоресурсов. Три направления.

Пока стратегии нет. Между тем я по-прежнему считаю, что это один из основополагающих документов. Он должен предусматривать ключевые цели и задачи развития отрасли, пути для их достижений. Иначе непонятно, куда мы движемся. Наша задача – чтобы стратегия была принята. У других регионов есть опыт разработки таких документов.

Необходимо возобновить и работу краевого рыбохозяйственного совета – я уже говорил, что это хорошая площадка для обсуждения, и работа таких советов предусмотрена федеральным законом о рыболовстве.

– Вы упомянули развитие прибрежного рыболовства. На общем собрании в апреле члены ассоциации подчеркнули: важно, чтобы «прибрежка» и поддержка прибрежных территорий не выпали из сферы внимания государства. Между тем пока все делят квоты в привязке к крупным инвестиционным проектам. Несколько лет назад у нас начал действовать новый правовой режимприбрежного рыболовства. Как вы считаете, какая сейчас ситуация с «прибрежкой»?

– К сожалению, сценарий развития не совсем оптимистичный. Мы видели, как тяжело шло принятие федерального закона по прибрежному рыболовству, важного для наших коллег с Северного бассейна. При подготовке изменений предлагалась масса новых ограничений для «прибрежки». Например, запрет судну работать в течение одного рейса в режиме и промышленного, и прибрежного рыболовства.

Сегодня с пафосом говорят о развитии прибрежного рыболовства, однако на деле видим обратную ситуацию: предприятиям удобнее работать в режиме промышленного лова.

Я хочу привлечь внимание главы региона к вопросам «прибрежки» и развития прибрежных территорий. Считаю, что важно провести по проблематике совещание у губернатора. Член Общественного совета при Росрыболовстве Эдуард Климов обещал содействовать такому обсуждению. Мы могли бы наметить, что могут сделать региональные органы исполнительной власти, что – Законодательная дума Хабаровского края, какое участие могут принять общественные организации.

Аукционы по продаже долей квот, инвестиционные квоты... Как здесь могут участвовать предприятия, у которых выручка составляет 90-100 млн рублей, а прибыль – 20-30 млн рублей? С чем они пойдут на торги или какие предложения подготовят по программе инвестквот? Понятно, что такой пользователь ничего не выиграет, а имеющегося ресурса лишится. Наша задача подумать, как поддержать такой бизнес: возможно, он не способен принять участие в крупных проектах и платить миллионы на аукционах, но он тоже платит налоги, обеспечивает рабочие места на отдаленных территориях, поддерживает населенный пункт.

Нужно открыто спросить регулятора: какие планы? Если мы идем к монополизации, об этом должно быть известно. Если мы все-таки готовы сохранить прибрежное рыболовство, необходимо это показывать не на словах, а на деле. Готовить нормативно-правовые акты, и не по году, как это получилось для прибрежников Мурманской области.

– В других странах, если следить за новостями ФАО, считают важным поддерживать мелкое рыболовство, работу небольших хозяйств, предприятий. Предлагаются специальные программы.

– Совершенно верно. Это было, есть и будет, наверное. Еще в советские времена я работал у берегов Вьетнама, Новой Зеландии. Тогда мы крупную рыбу отсортировывали, везли в Россию, а улов помельче сдавали для переработки на местные заводы. За счет таких правил работы флота обеспечивалась поддержка прибрежных территорий. Собственный маломерный флот страны работал, доставлял рыбу на берег. Ее принимали и перерабатывали на береговых производствах. Сейчас этот промысел так же построен за рубежом.

А у нас настолько все зарегулировано! Ввели на законодательном уровне единое промысловое пространство – мне кажется, это приведет к исчезновению «прибрежки».

Вообще, если говорить о рыболовстве в целом, принимается много нормативно-правовых актов, но хочется спросить: зачем всё это делается? Чтобы рыбакам было проще работать или контрольно-надзорным органам? Чтобы больше рыбы добывалось и поставлялось или чтобы больше штрафов собирать? Рыбак должен работать, чтобы как можно больше поймать рыбы разных видов. А получается, что работа идет на благо контрольных органов: Россельхознадзор, Роспотребнадзор, Пограничная служба, таможня и другие – пальцев не хватит, чтобы сосчитать. Наверное, нужно возвращаться к тому, чтобы дать больше свободы для разных видов рыболовства и меньше ставить административных барьеров. Сейчас на федеральном уровне предусмотрен механизм «регуляторной гильотины», в том числе в сфере рыболовства. Пусть он действительно отсекает те правовые акты, которые мешают рыбакам нормально работать.

– А какие позитивные результаты в рыбном хозяйстве Хабаровского края за последний год вы бы отметили?

– Уловы региона растут, увеличивается объем производства рыбной продукции. Развивается в крае и воспроизводство водных биоресурсов. Так, на притоке Амура построен новый рыбоводный цех компании «ВБР-Трейд» производительностью до 15 млн штук молоди кеты.

Увеличивается налоговая отдача от рыбной отрасли – как для края, так и для других уровней бюджета. Растет занятость населения – в том числе за счет того, что предприятия перерегистрируются в нашем регионе. На Хабаровском судостроительном заводе строятся два судна для промысла краба. Так что движение есть.

Хочется отметить и работу краевой комиссии по регулированию вылова анадромных видов рыб. Заседания собираются вовремя, комиссия прислушивается к мнению общественных организаций, рыбацкого сообщества. Тех огрехов, которые наблюдались в 2018–2019 годах, уже нет.

Работают комиссии по определению границ рыболовных и рыбоводных участков. Важна и работа по программе «Доступная рыба» для жителей региона. Успели провести торги по распределению участков для организации любительского рыболовства, и сегодня практически во всех районах Хабаровского края можно осуществлять такой лов, что было невозможно, когда действовал мораторий на конкурсы по закреплению акваторий.

То есть в принципе можно говорить о позитивных моментах. Но нужно отдельно останавливаться на сложностях – чтобы продумывать решения проблем, находить пути для более эффективной работы на благо отрасли.

Дата публикации: 
17.06.2021